Здравствуйте Странник | Вход | Регистрация

Сайт Православного пения:
"Всякое дыхание да хвалит Господа!"
Православная Церковь МП
Воскресенье, 04.12.2016, 05:53


Меню сайта

Категории раздела

Церковный календарь:



Статистика

Онлайн всего: 4
Странников: 4
Пользователей: 0

Ваш IP: 54.159.202.12



Сегодня на сайте были:
Sanechek, Ozerov26

C фотоальбома...

Афиша/Объявления:

Форма входа:

Логин:
Пароль:

ТОП-15 альбомов:

протоиерей Александр Старостенко - "Исти... 13000
Песни православных паломников (издательство «... 12843
"Акафист святителю Николаю Чудотворцу&qu... 12743
Жанна Бичевская: "Песни иеромонаха Роман... 11829
студия Просветитель: "Псалтирь Божией Ма... 11677
протоиерей Александр Старостенко - "К не... 11669
Николай Гнатюк: "Господи, спаси, сохрани... 10801
Иеродиакон Герман (Рябцев) - "Псалмы Дав... 10677
Хор Киево-Печерской Лавры: "Избранные пе... 10584
о. Андрей Гуров - "К спасению путь" 10547
Хор минского Свято-Елисаветинского монастыря ... 10536
Песнопения братии древней обители: "Благ... 10506
Хор сестер Минского Свято-Елисаветинского мон... 10483
Светлана Копылова - "О Тебе пою" 20... 10483
"Акафист Покаяния" или песни, приво... 10469

Комментарии:

Радио on line:

Душеполезное чтение

Главная » Статьи » Детская страничка » Добрые истории

Вернулся

Всю ночь лаял взъерошенный Кутька, а дед Кузьма ворочался на печи, вздыхал и прислушивался.

«И чего лает непутевый, чего лает зря», – ворчал дед, поглядывая на чуть мутнеющее окошко.

Не спится деду. Думы стариковские разные бродят – сон отгоняют. То одно, то другое вспоминается, семь десятков лет прожил дед на свете – есть, значит, что вспоминать. Но есть у деда и особая дума: вспоминается ему Сенька беспутный.

Жил дед с ним тихо да ладно, вместе хозяйство немудреное правили, вместе по лесам бродили, рыбачили, и все было хорошо. Был Сенька парень работящий, сметливый, да ласковый такой: душа в душу с дедом жил – слушал его, ни в чем не перечил. Любовался на него дед: вон какой славный парень из малыша вышел...

А ведь остался он у него на руках трехлеткой... И ничего, миловал Господь – выходил его дед.

И вдруг все как-то перевернулось; пошел слух о войне. Сенька и заволновался.

– Пойду да пойду на войну!

Цыкнул на него дед:

– Еще что вздумал? Сиди, парень, дома, покуда сами не потребовали... Хозяйство ведь на плечах... Деду-то и помирать в самую пору...

Да куда там, словно совсем не тот стал парень – заладил одно: уйду да уйду. Рассердился дед. А Сенька все свое: ни уговоры, ни угрозы не берут... И деда словно не жаль...

Так и ушел парень добровольцем. Запечалился дед, затосковал. Нет Сени... Один в избе – не с кем и словом перекинуться...

Осенними вечерами спать ложился дед рано, но не шел сон, и до третьих петухов, случалось, ворочался он с боку на бок. О Сене думал. Жалел парня. Не осуждал теперь уже, как прежде, за то, что ушел он на войну. Разобрался дед в своих думах и признал, что поступил Сенька по голосу сердца своего. Но боялся дед: вынесет ли парень тяжелую жизнь? Выведет ли его Господь Бог невредимым из боя?

Побелели поля. Ели и сосны оделись в белые ризы. Повеселело кругом после осенней слякоти. Прежде, бывало, радовался дед первому снежку, радовался морозцу бодрящему, а теперь точно проглядел он все это. Сны снились ему тревожные, и сны эти дед по-своему истолковывал: не придется, верно, ему увидеть Сеньку.

Вот и сегодня снилось деду под утро что-то жуткое, тяжелое, от чего стонал он во сне.

Проснувшись, глянул дед в окошко – солнышко. Вышел из избенки – зажмурился: заискрились оттаявшие лужицы, заголубело по-весеннему небо, зачернели на полях проталины. И точно теперь только вспомнил дед, что сегодня страстная суббота, а завтра большой светлый праздник. Нахмурился дед.

«Грешник я старый. Одичал я здесь около лесу. Сам лесным зверем стал», – подумал он. Прикрикнул на подбежавшего Кутьку: «Чего лаял зря ночью?». И присел на крылечке.

Поднималось все выше и выше солнышко, таял снег, и радостно было сидеть на пригреве: нежились старые кости. Но не по себе было деду – беспокоилась о чем-то душа. Точно ждал чего-то он, точно должно было что-то случиться. Хорошее или худое?

«Пойду к заутрени... Пойду, – думал дед. – Соберусь пораньше и пойду»...

Глянул дед на свернувшегося клубочком Кутьку, вздохнул: «Эх, Сеня, Сеня! Где-то ты, сокол мой, теперь?».

Заслезились глаза: больно уж ярко светит весеннее солнышко.

А солнышко обошло небо и стало клониться к закату. Прикрикнул дед на Кутьку, чтобы не вертелся под ногами зря, пошел опять в избу и стал к заутрене собираться. Копошится он возле своего сундучка, рубаху чистую достает и слышит вдруг – завизжал, взыграл Кутька. Екнуло по-особому дедово сердце: «Чего он там опять, непутевый?».

Пошел дед к двери, приоткрыл и назад отступил – ослабели ноги.

– Сеня...

В солдатской шинели, с беленьким крестиком – а рука на перевязке...

– Сеня! Сокол! Сеня!

Все слова растерял дед. Туманятся слезой глаза – припал к серой шинели, словно дитя малое.

А потом, успокоившись немного, присел на лавку, глаз с внука не спускает – расспрашивает обо всем.

– Вернулся... Господи Милостивый... А я-то чего не надумался... К заутрени собрался идти, а Кутька вдруг как взвизгнет...

– К заутрени вместе пойдем, – говорит Сеня.

– Устал, поди, ведь?

– Пустяки. Пойдем.

Глядит дед любовно на внука, глядит и шепчет:

– Вернулся... Вернулся, сокол мой...

Автор: Е. Шведер
Категория: Добрые истории | Добавил: Михаил (10.01.2012)
Просмотров: 1220 | Теги: История, Кузьма, Кутька, война, Вернулся | Рейтинг: 4.2/5
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email:
Код *:
Православная музыка
в Контакте
ИГОРЬ ПЕТРОВ
певец и композитор
Православные песни
на YouTube
Православные песни
на Одноклассниках
Яндекс.Метрика